Рэй-Рэй
фантастический мозгоед
Решила перетащить, пока сообщество торжественно не сдохло. Лучше поздно, чем никогда.

Тема: Пол. Деревянный или каменный
Слов: 1105

Продолжение текста номер 4.

Братья переглянулись.
- Нет, - сказал Марк твердо. – Мы уходим.
Глаза Рафаэля стали умоляющими.
- Но тогда ты точно умрешь от любопытства. Нельзя просто так взять и сбежать, поджав хвост, когда ты в шаге от разгадки!
- Я сказал – уходим. Мы и так уже нарушили все запреты, которые только можно.
- Боишься? – поддразнил Рафаэль и покровительственно похлопал брата по плечу. – Не бойся, малыш, я же с тобой.
- Единственное, что меня пугает, - прошипел Марк, сбрасывая его руку, - это перспектива объяснять родителям, почему их драгоценный наследник опять вляпался, а я его не остановил.
Рафаэль несколько мгновений выглядел словно бы растерянным – а потом линия скул стала жестче, взгляд подернулся холодком. Марк терпеть не мог его раздолбайство, но вот такую злую серьезность ненавидел еще больше. Это было неправильно – когда золотисто-карие глаза, созданные, чтобы согревать, покрывались льдом. И чувствовать себя виноватым было тоже неправильно – и чертовски неприятно.
- Не надо брать на себя слишком много, - в противовес взгляду голос звучал почти ласково – лживо-ласково, до дрожи по позвоночнику. – Все-таки, волей богов, я старший и могу сам получать заслуженные шишки. Вот что, если тебе не интересно – иди домой и сделай вид, что тебя здесь не было. А я останусь и разберусь наконец, что произошло несколько поколений назад.
Останется один, да, конечно. Совершенно бессмысленное предложение.
- Ты так уверен, что дело в... этом? – Марк ткнул пальцем под ноги, не слишком ловко уходя от темы. Но и такой ответ был принят.
- А в чем же еще? – мгновенно оживился Рафаэль, словно никакого конфликта не было. – Стук из-под земли – пока что единственная странность, которую мы нашли.
- Пока что. И уже довольно долго звуки издаем только мы. Возможно, это вообще был обман слуха.
- У обоих сразу?
И хотелось бы продолжать настаивать, но брат смотрел так скептически, что впору почувствовать себя идиотом, еще даже не открыв рот. А чувствовать себя идиотом Марк не привык и привыкать не желал.
- И как ты собираешься пробиться сквозь каменный пол? – помолчав, спросил он.
- Здесь точно есть какой-то секрет, - уверенно заявил Рафаэль, возвращаясь в центр помещения и присаживаясь на корточки. – Помнишь, как звонко оно постучало? Как по дереву, совсем не так.
Он демонстративно стукнул костяшками по шероховатой поверхности. Звук словно стек с пальцев и впитался в камень, поглощенный почти полностью. Действительно – совсем не так.
И тут же «неизвестный из катакомб» решил освежить им память для лучшего сравнения. На этот раз братья шарахаться не стали, Рафаэль даже склонился ниже, жадно прислушиваясь. Его проворные пальцы шустро ощупывали пол в поисках мельчайших трещин и впадин – тех было предостаточно, но никаких скрытых механизмов они в действие не приводили. Через некоторое время стоять без дела стало невыносимо, и Марк принялся методично обследовать стены, не слишком, впрочем, надеясь что-то найти. И, разумеется, именно ему это «что-то» и решило попасться.
- Рафаэль, - негромко окликнул он, и брат мгновенно материализовался за плечом.
- Что там? Руку убери.
Марк послушно сдвинул ладонь и подсветил фонарем замысловатый узор, высеченный в камне. В нем смутно проглядывались знакомые символы, но переплетались они так тесно, что понять смысл было почти невозможно.
- Замок... нет, не то... оковы? – пробормотал Рафаэль, осторожно прослеживая пальцами полустершиеся линии. – А это что – богатство? Нет, скорее награда или даже плата... ну зачем предкам был нужен такой сложный язык?!
- Чтобы тебе было не скучно, конечно.
- Условие, договор, выгода – что они тут имели ввиду? Кровь... ну, кровь вполне однозначна...
Неожиданно Рафаэль резко выпрямился и просиял, и это было не к добру.
- Точно! – воскликнул он и судорожно закопался в поясной сумке. – Кровь участвует во всех фамильных ритуалах, она точно должна вызвать какую-то реакцию!
- Ты совсем больной?! – Марк в последний момент судорожно вцепился в его запястье – этот сумасшедший уже примеривался полоснуть себя по ладони наконечником стрелы (и зачем только таскал его с собой?). – Какая-то реакция – слишком расплывчато, не находишь? А если все поместье рухнет нам на головы?
- Руна самоуничтожения в подвале? – рассмеялся Рафаэль, даже не пытаясь вырываться. – Надо быть полным дураком, чтобы такое учудить. И я почему-то верю, что наши предки дураками не были. Расслабься, если бы все было настолько страшно, подвал бы замуровали.
- Но поместье-то закрыли.
- Марк... Вот представь – у тебя флакон с ядом. И что, ты его показываешь своему ребенку, говоришь, что пить это ни в коем случае нельзя, а потом ставишь на самое видное место? Или все-таки прячешь так, чтобы точно никто не нашел?
Довод был убедительным. Марка все равно грызло чувство, что они оба совершают огромную глупость, но крыть оказалось нечем, поэтому пришлось разжать пальцы и беспомощно наблюдать, как Рафаэль аккуратно надрезает кожу и прижимает окровавленную ладонь к переплетению символов.
Сначала ничего не происходило, Рафаэль даже успел разочарованно скривиться. А потом пол под ногами вздрогнул и пошел трещинами.
Братья синхронно вскрикнули и вжались в стену, вцепившись друг в друга до побелевших пальцев.
- Не настолько страшно? – рявкнул Марк, перекрикивая нарастающий шум. – Повтори это, если мы сейчас провалимся в Бездну!
- Если провалимся, я ничего уже не повторю, - почти прижимаясь губами к его уху, на удивление философски ответил Рафаэль. Его хватка на плечах брата ослабла. – Смотри, осыпается в середине, вокруг только плиты покосились.
И действительно – теперь, когда спала пелена паники, Марк, наконец, разглядел, как бугрится почти идеально круглая площадка в центре подвала. Пол в этом месте вспухал и лопался обломками камня, и звук, сопровождающий это действо, был похож на отчаянный скрежещущий стон умирающего животного. Он был слышен не только ушами – всем телом, от него ныли кости, а зубы, казалось, были готовы раскрошиться. Только гордость не позволила зажмуриться и уткнуться лицом в чужое плечо.
Пытка оборвалась оглушительным треском – так трещат крепкие толстые доски, если некая неведомая сила выкручивает и ломает их. И сразу вслед за этим единым махом весь искореженный, ощетинившийся обломками камень с грохотом рухнул куда-то вниз.

Когда звон в ушах немного поутих, Марк машинально отметил, что они остались без фонаря – его осколки разметало под ногами. Единственным источником освещения был прямоугольник двери, залитый неровным светом факелов, где-то наверху лестницы. Впрочем, глаза успели привыкнуть к полумраку, и темный зев провала виднелся вполне отчетливо.
Рядом неуверенно шевельнулся Рафаэль – и наконец резко отмер, кидаясь вперед и падая на колени.
- Эй, ты там? – позвал он, наклонившись над пропастью собственного изготовления. – Слышишь меня?
Марк, игнорируя собственные вспотевшие ладони, мстительно отметил легкую, но все же вполне отчетливую дрожь в его голосе.
- Бессмысленно разговаривать с кем-либо, обрушив ему на голову столько камней, - сказал он, незаметно вытирая руки об штаны. – Ты убил его, придурок.
Рафаэль расстроенно обернулся, собираясь ответить – и замер, явно забыв как дышать. Глаза его отчетливо округлились – Марк еще никогда таких круглых глаз не видел, но не удивился, даже предположил на своем лице сходное выражение.
Потому что из провала, откуда-то из темной его глубины, виток за витком взбирался изначально негромкий, но многократно отраженный и усиленный эхом смешок.

@темы: мукотворческий процесс, 300 слов