Рэй-Рэй
фантастический мозгоед
Тема: Бордели
Слов: 1426

Текст снова на ролевку, уже постарше и другую, но не менее любимую. *_*

Самая дорогая и популярная куртизанка столицы в ожидании гостя возлежала на кушетке. За те несколько мгновений, что понадобились Ингвару, чтобы открыть дверь и шагнуть в окутанную полумраком спальню, она успела окинуть его взглядом, оценить и едва уловимо исправить позу и выражение лица, сменив надменное величие королевы на томную загадочность колдуньи. Темные кудри, пышно обрамляющие безупречно вылепленное лицо, затеняли искристые зеленые глаза, мешая разобрать их выражение, зато на влажные, соблазнительно полные губы весьма эффектно ложились отсветы огня, пляшущего в камине.
Ингвар кашлянул, плотно затворил за собой дверь и торопливо поклонился, взмахом руки останавливая привставшую было женщину.
- Я не тот гость, ради которого стоит делать все... это, - почти без смущения произнес он. – Меня прислал его святейшество Хейден.
- Ах, этот старый проказник, - капризно вздохнула куртизанка, резко садясь на кушетке и снова неуловимо меняясь – дышать Ингвару тут же стало легче. – Проходи, юноша, присаживайся. Ни к чему напрягать ноги, когда есть удобное кресло.
- Чем удобнее кресло, тем тяжелее будет его покинуть спустя столь короткое время, - с преувеличенной печалью ответил светлый, впрочем, послушно занимая предложенное пространство.
Женщина заинтересованно расширила глаза и неожиданно весело рассмеялась, откидывая голову и открывая взгляду изящную длинную шею.
- Ты мне нравишься, - безапелляционно заявила он, не спеша переходить к делу. – Ты один из орденских мальчиков?
- Уже посвященный, - поправил ее светлый, машинально касаясь медальона, спрятанного под рубашку.
- Такой молодой? – тонкие брови удивленно изогнулись. – Я слышала, жрецами в вашем ордене можно стать только разменяв пятый десяток.
- Слухи несколько преувеличивают.
- Вот как, - с неожиданно серьезной задумчивостью прокомментировала куртизанка и закинула ногу на ногу.
Вырез платья разошелся – ровно настолько, чтобы это выглядело соблазнительно, но не пошло. Ингвар глазами невольно скользнул от тонкой щиколотки выше, к стройным мускулистым бедрам, больше подчеркнутым, нежели скрытым черным шелком, к гибкой талии, которую можно обхватить ладонями... и даже не почувствовал неловкости, потому что не смотреть было бы преступлением – все-таки она действительно поразительно красива.
- Ты думаешь про мое тело, юноша? – чуть наклонившись вперед, спросила женщина, и в ее глубоком, ласкающем слух голосе скользнула легкая хрипотца.
Ингвар помедлил несколько мгновений, а потом подался навстречу, с наслаждением вдыхая нежный аромат, дразнящий на расстоянии и распадающийся на завораживающие оттенки вблизи. Вот только взгляд его был тверд и направлен не на соблазнительные полукружья грудей в вырезе платья, а в лукаво прищуренные глаза.
- Да, - с подкупающей искренностью признался он. Потом улыбнулся почти виновато и отстранился. – Твое тело прекрасно, о нем невозможно не думать. Но к тебе приходят не за этим.
- Умный мальчик, - одобрила куртизанка с усмешкой, выпрямляясь и набрасывая на плечи тонкое вышитое покрывало. – Наставник просветил, или сам догадался?
- Он не говорил ничего прямо, но вряд ли стал бы посылать меня к обычной проститутке, - предельно серьезно ответил Ингвар.
Хотя вообще-то с него сталось бы. Светлый до последнего не был уверен, какое же послание ему следует получить – или передать, того даже не осознавая? – но сомнения рассеялись с первого взгляда.
Эта женщина была чем-то большим, чем про нее было принято говорить вслух.
- Что ж, тогда к делу, - кивнула она, мгновенно из томной кокетки превращаюсь в собранную деловую женщину. – К несчастью, порадовать нечем, поиски почти не дали результатов. Передай своему учителю, что след того, что он ищет, был утерян к северу от Элота, в паре дней пути по торговому тракту. Просто... исчез, словно цель растворилась в воздухе. Если новости появятся, я найду способ отправить весточку, но надежды мало – информаторы молчат... даже самый лучший из них.
- Это все? – недоверчиво уточнил Ингвар. – Больше ничего?
- Ничего, - полные губы снова изогнулись в улыбке.
- И ты не должна еще что-нибудь передать или спросить?
Сердце кольнула обида. Наставник водил его за нос уже несколько недель, то давая почувствовать собственную значимость, то опять гоняя, как мальчишку на побегушках – как, оказывается, и сейчас, ведь с таким заданием без проблем справился бы и один из тех самых «орденских мальчиков». Хуже того – Игнвар даже не мог понять, чего наставник от него добивается. Он никогда не был мастером понимать намеки, и Хейдена это явно злило. Или его злило что-нибудь еще.
Куртизанка задумчиво изучила помрачневшее лицо собеседника и ответила с неожиданно искренним сожалением:
- Нет, не должна, - и вдруг азартно прищурилась. - А ты? Ты сам ничего не хочешь у меня спросить?
Ингвар, занятый своими переживаниями, рассеянно пожал плечами:
- У меня нет вопросов, на которые ты можешь дать ответ. А на которые можешь, ответ мне не нужен.
- Так-то и нет? – бархатный голос наполнился лукавством. – Подумай хорошо, юноша, я не каждому предлагаю свои услуги бесплатно. Неужели тебе ничего не интересно?
- Звучит так, словно ты знаешь ответы действительно на все вопросы, - невольно улыбнулся светлый.
- Может быть, - поощрительно мурлыкнула женщина.
Ингвар честно подумал, перебирая в голове мысли, как четки. О да, цели наставника – вот что было важно. Но этот вопрос он задавать бы не стал ни при каких обстоятельствах – просто был не способен так предать доверие своего учителя, пусть тот и ведет себя странно.
Помимо этого искренний интерес Игнвар нашел в себе только один, сиюминутный и нелепый, порожденный случайно брошенной фразой и детской тягой к тайнам.
- Ты же все равно не скажешь мне, кто твой «самый лучший информатор», - покачал он головой наконец.
И сразу понял, что сказал что-то не то. Опять забыл, что иногда молчание лучше честности.
Куртизанка смерила его долгим, внимательным взглядом. Таким долгим и таким внимательным, что Ингвар невольно занервничал и вжался спиной в кресло. Вид у женщины при этом сделался отсутствующий, как у человека, очень глубоко погруженного в свои мысли. А потом она моргнула. И медленно, растягивая слова, произнесла:
- Ну почему же... Ты – особый случай. Тебе – можно.
Она плавно поднялась на ноги, и Ингвар, ведомый смесью вежливости и любопытства, невольно последовал ее примеру. Затем она с кроткой улыбкой потянулась к поясу, и светлому осталось только ошарашенно смотреть, как сложный узел расплетается от одного движения, и широкая лента ручейком стекает на пол, увлекая за собой мерцающий шелк платья, черным озером растекающийся у стройных ног.
Несколько оглушенный, Ингвар молча изучал открывшийся вид. Куртизанка не мешала, лишь чуть поворачивалась под его взглядом, словно предлагая рассмотреть получше. И, спустя какое-то время, светлый даже понял, куда именно надо смотреть.
Он проступал постепенно – изящно изогнутый, отливающий золотом на смуглой коже под левой грудью символ, расшифровать который не мог никто, кроме разве что отмеченных им. Но отмеченные свято хранили тайны своего бога, не поддаваясь ни лести, ни подкупу, ни угрозам – такие гибкие и изворотливые в своей мирской жизни, но такие твердые и несгибаемые в вопросах служения. И тем более было непонятно, почему же...
- Почему ты показала мне? – растерянно спросил наконец Ингвар.
Жрица Гора шагнула вплотную, игриво мазнула губами по его щеке и прошептала, щекоча теплым дыханием мгновенно напрягшуюся шею:
- Потому что ты никому не расскажешь. Ни-ко-гда.
Ингвар чуть повернул голову, ловя искрящийся смехом взгляд.
- С чего бы мне молчать?
А вот теперь в зеленых глазах мелькнула снисходительность.
- Я просто попрошу тебя. А ты слишком светел, светлый... Ну же, не смотри так сердито, я всего лишь дразню тебя.
- Дразнишь, - согласился Ингвар с печальной усмешкой. - И уходишь от настоящего ответа.
Куртизанка нащупала ремешок в его волосах и неторопливо стянула прочь, позволяя светлым прядям рассыпаться по плечам. Зарылась в них тонкими пальцами и глубоко вдохнула.
- Ты ведь не просто служитель Эрейн. Ты ее возлюбленный. Она говорит с тобой. Спроси свою богиню, почему. Тебе она доверит эту тайну.
- Спрошу непременно, - пообещал Ингвар.
От прикосновений жрицы по коже маршировали целые толпы мурашек. Ингвар чуть поморщился, мотнул головой - и отступил на шаг, застигнутый врасплох острым мгновенным осознанием, что к нему прижимается обнаженная женщина. Красивая обнаженная женщина. И это даже не столько волновало, сколько порождало чувство неловкости как раз из-за отсутствия должного волнения.
В подлунном мире женщина для Ингвара существовала только одна, сколько бы ни называли его другие орденцы сумасшедшим. Главное – она это ценила.
В полной мере насладившись его смятением, ничуть не обиженная куртизанка тихо засмеялась и, изящно наклонившись, подхватила с пола платье, словно подводя невидимую черту в разговоре.
- Передай своему наставнику мой ответ. И мои сожаления.
- Непременно, - с коротким поклоном пообещал Ингвар, испытывая невольное облегчение от возможности сбежать.
Недосказанность и чужие тайны давили на плечи, наставник ждал вестей, а разбуженный словами служительницы Гора жадный интерес подталкивал как можно скорее остаться наедине с собой – и со своей богиней, не обещавшей откровенности, но и не возразившей на чужое обещание.
Он уже взялся за дверную ручку, когда жрица решила оставить за собой последнее слово. Бархатный вкрадчивый голос отозвался дрожью в позвоночнике, и, хотя Танцор Теней не наделял своих последователей даром предвиденья, совет прозвучал пророчеством.
- Запомни, Ингвар, – не стоит играть с огнем. Если ты будешь неосторожен, он может разрушить твой мир до самого основания.

@темы: мукотворческий процесс, 300 слов